Статья: Философия антиглобализма российских неоевразийцев

Глобальные политические и культуртрегерские устремления нового мирового порядка могут определить нашу судьбу на столетия, так как с утратой условий и внутреннего импульса к историческому бытию русские как субъект мировой истории переживают невиданную национальную катастрофу. Но без русских не будет России, а без России не будет ни Евразии, ни мира между Европой и Азией.

Однако на вызовы воинствующего либерального универсалистского проекта пока нет серьезного ответа в современной России - ответа, который в полной мере опирался бы на ее наследие и историю, но смотрел бы в будущее. Нельзя же считать таким ответом лепетания российских западников о глобализации как синтезе цивилизаций, повторяющих ту же доктрину вхождения в мировую цивилизацию, лишь слегка освобожденную от откровенно антинационального пафоса начала 90-х годов. Отнюдь не столь пресные философские умствования и геополитические фантазии интеллектуального штаба левой оппозиции еще более коварны, так как их флагом является борьба с "атлантическим мировым порядком".

На фоне очередного разочарования в Западе и вырождения либеральной демократии на знамя опять поднимается "Евразия". Тысячелетняя Россия в этой теории становится "историческим материалом", к которому лаборатория "Третьего пути", неоевразийства, примеряет и схемы фашиствующего кумира европейской "новой правой" Ж.Тириара (Европа от Дублина до Владивостока), и надуманные прожекты нового российско-германского "Священного союза" как "родственных" мистических имперских сил. В этих интеллектуальных химерах ничего не значит реальная Россия как явление мировой истории и культуры. "Евразия" в силу мистического зова почвы будто бы противостоит "атлантизму", который очерчен в экзотических абстракциях языческого ландшафтного детерминизма. Безликие Континент и Океан предопределены столкнуться в борьбе "теллурократии и талассократии", независимо от их представлений о смысле исторического бытия. Заимствовав терминологию и саму идею у немецких мыслителей Веймарской "консервативной революции", неоевразийцы опускают тот факт, что, например, один из их кумиров, действительно блестящий юрист и философ К.Шмитт считал главным в противостоянии Океана и Континента несовместимость англосаксонского меркантилизма и высокого духа романо-германской католической Европы.

Для сегодняшних последователей натуралистической школы в России ничего не значит и духовно-историческая суть России как явления мировой истории и культуры. Именно русское православное ядро с его отношением к миру как многоипостасному единству и этическим равенством людей смогло объединить вокруг себя собор народов и дать им воможность конструктивного и невиданного в истории взаимодействия вместо извечной борьбы азиатского и европейского духа.

Философские основы современного натуралистического "евразийства" имеют явные признаки языческой мистики, родственные и кальвинизму с его манихейским делением на ложный и истинный мир, и интеллектуальным и философским изысканиям так называемой "консервативной революции" веймарских интеллигентов, отчасти последователей Ф.Ницше. Однако ярче всего прослеживаются в трудах современного "неоевразийства" философские заимствовования из багажа современной европейской "новой правой", что возглашается перед неосведомленными в религиозно-философских основах, что "это течение" есть истинно правое, а, значит, истинно христианское.

Возможно вы искали - Отчет по практике: Организационная структура кадры закупки и сбыт маркетинговая политика ООО Ай Пи г Хабаровск

Этому вектору в общественном сознании нелишне уделить внимание, так как он представляет собой современную изощренную борьбу с христианским толкованием истории и вызов традиционным ценностям христианской культуры, целям и ценностям национального бытия. Но этот вызов христианству исходит не от привычных на Западе апостасийных родственных явлений в самой христианской культуре - не от либерализма и не от коммунизма, рожденных философией прогресса, которая в свою очередь стала порождением ереси хилиазма или милленаризма. Новый вызов идет со стороны наступающей новоязыческой мистики, развитой на теософском и пантеистическом фундаменте.

Европейский интеллектуал с его высоко выработанным предыдущими веками духом и, в отличие от плоского американского мышления, не удовлетворяющийся теплохладным комфортабельным гедонизмом и нарциссизмом (однако неспособный отказаться от своей воспитанной и либерализмом, и марксизмом гордыни), увлечен пантеистической мистикой, неким спиритуалистическим атеизмом с элементами гнозиса. Гнозис в отличие от христианского Богопознания имеет целью не Спасение, а знание, причем доступное не всем, а избранным и посвященным. Знание - цель и теософии, в которой также не существует этического равенства, а есть избранные и посвященные. Отсюда элитарная философия и политическая теория элит и даже "замкнутого, чистого в расовом отношении сообщества людей, управляемого избранной группой интеллектуалов", развитая "новыми правыми" на основе концепции К.Лоренца.

Весьма своевремен выход первой небольшой, но обстоятельной монографии Р.В.Кабешева на эту тему, выполненной в Институте стратегических исследований Нижегородского государственного университета (Кабешев Р.В. "Новые правые" на марше: Франция... далее везде? - Нижний Новгород, 1999). Автор, хотя и не предпринимает историософского анализа, метко вычленяет важнейшие аспекты теории и практики французской "новой правой". Р.Кабешев не обошел вниманием и антихристианские воззрения лидеров "новой правой" - Алена де Бенуа, Роберта Стойкерса и источники их мировоззрения, весьма справедливо и убедительно отделил суть воззрений от того исторического контекста, в котором политические кружки родились и оформились, как и от тех политических секторов сознания и партий, например "Национальный Фронт" Ле Пэна, которые по философским основам вполне либеральны и схожи с "новой правой" лишь внешним вызовом американскому порядку и космополитизму на современной стадии открытого либерального общества.

Явление "новая правая" выступает как вызов глобализации пошлого корпоративного меркантилизма в форме "нового мирового порядка", а также под личиной якобы новой формы духовности, нового национализма, рождаемых восстановлением некоей "традиции". Как свидетельствует история, не каждый бунт против упадка и измельчания личности исходит из христианской духовности и приводит к духовному росту общества. Бунтом против пошлости бюргерства, рожденного либерализмом, была и "консервативная революция" 20-30-х годов в Германии. Марксистская и либеральная наука, пользующаяся в последнее время практически одной философской парадигмой, определила "консервативную революцию" как явление "правое".

Но в евангельском понимании правого и левого, оно было по всем философским признакам явлением скорее левым, однако соперничающим с марксизмом и либерализмом - двумя "кузенами", выросшими из рационалистичской философии. Романтизация принудительной эгалитарности в коммунизме, как и абсолютизация автономности личности в либерализме были извращением христианского понятия об этическом равенстве перед Богом и отрывом категории свободы воли от понятий абсолютного добра и зла. Но интеллектуальная романтизация элитарности и героизма отрывалась от христианского понимания "героя как воплощенного долга" и переходила в языческий вызов христианской этике, возвращаясь к "что дозволено Юпитеру, не дозволено быку". В историческом итоге это породило совсем не утонченную, а грубую политическую теорию элит - деление на "тварей бессловесных" и "тех, кто право имеет". Она же на реальной почве обезбоженной Германии в условиях версальского унижения родила уродливый плод в виде нацистской теории, независимо от воли философов и интеллектуалов.

Похожий материал - Реферат: Сравнительный анализ эффективности разных стратегий фирм

"Новая правая" ушла влево гораздо дальше "консервативной революции", которая не претендовала в такой степени на универсализм, а значит, на вызов христианству, хотя и расходилось с ним. К тому же "новая правая" имеет очевидные и нескрываемые признаки наднациональной организационной структуры некоего интеллектуального fraternite, претендующего на управление профанами, в чем не оставляют сомнения и высказывания лидеров: центр - интеллектуальный постоянно действующий форум "Группа исследования и изучения европейской цивилизации" (GRECE), объединяющая экономистов, управленцев, историков и философов, одновременное создание и издание в разных странах клубов и журналов эзотерического содержания с одинаковыми названиями, понятными лишь "посвященным" - "Новая школа", "Клуб часов", журнал "Милый Ангел", "Элементы". Последнее название, под которым выходят журналы во Франции, Бельгии, Италии, и наконец, в России, издавамые неслучайно именно левой, нехристианской оппозицией, наводит на мысль о повторении задания алхимического опыта "solve coagula" - "растворяй и сгущай" - расчленяй на элементы и создавай новое, твори, ибо Ты - избранный человек, тоже можешь творить. Приведенный Кабешевым список членов патронажного комитета журнала "Нувель Эколь" с 1979 по 1987 гг., красноречиво свидетельствует о некой сети, связывающей единое духовное пространство.

В философии и антропологии "новой правой" важное место занимают труди Ж.Дюмезиля, Л.Ружьера, опубликовавшего книгу "Цельс против христиан", в которой он прославлял язычество. Как подметил Кабешев, Ален де Бенуа и его сторонники обратили внимание на эту работу, поскольку "сами также выдвигали на первый план "мистический характер идеологии и пропагандировали язычество под знаком индоевропейства". "Песнь мира - языческая, таково послание революции грядущего века" (Benoit A. de. Les idees endroites. P. Copernic, 1979, pp. 199, 34). Еще более откровенен Роберт Стойкерс, объявивший христианство - "фактором разделения Европы". Перечислив войны и антагонизмы между протестантами и католиками, между хорватами и сербами, между протестантской Пруссией и православными русскими и славянами, Стойкерс предлагает "преодолеть эту ярмарку захватов, являющуюся катастрофическим завещанием христианства" через возвращение "к истинным источникам Европы, к религиям отдельных местностей" (Steukers R. Discours et reponses. Bruxelles: Resistence et Intervention. 1990. Цит. по Р.Кабешев … стр. 53).

Идеологическая и философская составляющая этого явления есть синкретизм. Меткое наблюдение об исторических предпосылках расцвета этого явления сделано Л.А.Тихомировым в его исполинском панорамном сравнительном анализе мировых религиозных учений. "Эпоха синкретизма... совпадает... со временем духовного утомления, когда у разных народов с их верованиями и взглядами является разочарование в дотоле бывшем своем творчестве. Особенно предрасполагает к синкретизму такое сочетание условий, когда с этим внутренним утомлением народов является внешнее их объединение под одной политической властью или под влиянием других обстоятельств, усиливающих международные отношения... Такое объединение служит для миросозерцация, полного горячей веры в себя, подстрекающим стимулом к пропаганде, к стремлениям все чужое привести к своему верованию".

Тихомиров подмечает именно такое состояние у мира в период, когда возникла культура на основе горячей проповеди христианства, достигшей неслыханных успехов. "Все более вялые элементы различных религиозных мировоззрений, напротив погрузились в работу синкретическую", рождая самые разнообразные объединения "из комбинирования греческой философии и мистики с египетской, вавилонской, индуистской, отчасти еврейской и христианской, захваченной гностицизмом. Новопифагорейство, всех видов гнозис, филонизм, впоследствии неоплатонизм, герменизм, манихейство и т.д. - все это было проявлением стремления к синкретизированию различных отрывков истины, предполагавшихся в различных верованиях" (Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. М., 1997, с.173, 174). Старая эпоха синкретизма провалилась и кончилась торжеством христианства. Что касается самих синкретических учений, то они не обрели исторической роли и прозябали в виде сект и тайных обществ.

Это продолжалось до тех пор, пока христианское мировоззрение не начало испытывать "припадки утомления и сомнения, теряя веру в свою абсолютную истину". Тогда началось воскресение заглохших остатков былого синкретизма, за это время выработавшего свое самосознание и ставшего ферментом новых движений в мире. "Новая нарастающая эпоха воскресения древних синкретизмов... должна будет выдвинуть какое-то сильное религиозно-философское движение, конечно, характера ярко антихристианского", - предсказал Л.Тихомиров (Там же, стр. 174-175).

Очень интересно - Курсовая работа: Сравнительный анализ конкурентных стратегий для экспортно-ориентированного предприятия

Последователи синкретизма в посткоммунистической России и вовсе соединяют все это с рудиментами исторического материализма и теософией Е.Блаватской, и с особой тягой к поиску арийской традиции, о чем свидетельствует целый букет "ариософии", и завороженное внимание к геополитике "больших пространств" К.Шмитта и К.Хаусхофера.

В новом "высшем" национализме - идеологии больших пространств "Gro?raum", подлинному национализму не оказывается места. Ибо речь идет о весьма знакомых по коммунистическим федерациям космополитических образований с абстрактными целями, противоборствующих отнюдь не ради воплощения целей и ценностей национального бытия наций и государств. Толкование истории развито в русле эзотерического знания, недоступного непосвященным, но только элите. Основные постулаты - антихристианской, гностической, теософской и пантеистической и "ариософии" германского нацизма, а также знакомые рудименты марксистского истмата, в частности, атеистический и безнациональный универсализм, который был вызовом Христу и Его замыслу о мире, о человеке и о России.

Важным составным элементом историософии российских адептов "новой правой" и идеологии "III пути" стала ориентация на "Иранскую революцию". Если бы речь шла о естественных геополитических интересах Ирана и России, то это бы не могло вызвать возражений, ибо Иран - естественный партнер России в создании регионального контрбаланса в отношении оси Вашингтон - Тель-Авив - Стамбул, но не более того. Однако постсоветские последователи "новой правой" видят в иранской революции отнюдь не только и не столько вызов "новому мировому порядку".

Они интерпретируют ее философские основы вовсе не в ключе традиционного ислама, а как исламски окрашенную "арийскую традицию" и суфийскую эзотерическую идеологию. Московские идеологи "новой правой", находящиеся в тесной связи с центрами этого внушительного философского движения, воздерживаются от прямых лобовых атак на христианство, называют Россию уже несколько более осторожно - не просто "Евразией", а "православно-евразийской" цивилизацией, не решаясь обнажить суть своих воззрений и оттолкнуть аудиторию, хотя и необразованную в религиозных вопросах, но в значительной мере отождествляющую себя с православной верой и культурой. Именно эту часть общества намеренно поддерживают в течение уже десяти лет в состоянии интеллектуальной и политической экзальтации соответствующие издания, прежде всего газета "Завтра" и кружок А.Дугина - адепта эзотерических учений, чего только не попробовавшего в своей "элитарной вседозволенности".

Коллеги из Армении, превознося Дугина и Проханова, именуя философию издателей журналов "Элементы" и "Арктогеи" прямым продолжением "традиции" русских "мыслителей-традиционалистов", упомянув А.Хомякова, К.Леонтьева и Е.Трубецкого (!!!), идут гораздо дальше. Вся идеология Третьего пути излагается на изначально сформулированной теософической доктрине: мир "находится в эпохе Кали-юги - современной истории, в которой элитарное знание (синоним традиционалистского знания) сохранялось непрерывной цепью в различных организованных церквах. Это знание видоизменяло свою внешнюю оболочку, переходило от одной религиозной системы к другой, последующей, составляя суть ее эзотерического сознания. Поэтому ортодоксальные религиозные организации и направления являются теми организациями, где индивид с элитарными склонностями мог приобщиться к элитарному знанию, открывал для себя большие возможности для самосовершенствования и перевоплощению в элиту" (Мурадян И.М. Манукян С.А. "Третий путь" евразийских наций и Ирано-шиитская революция. Фонд высших Технологий. Ереван, 1997, стр. 39).

Вам будет интересно - Реферат: Галицийская Социалистическая Советская Республика

Противопоставляя себя современному обществу профанов, "традиционалисты" раскрывают свой идеал: "В традиционном обществе верховенствует закон Божественного происхождения, установленный до создания человечества, и периодически снисходящий человечеству... Божественный закон поддерживали брамины... но в Кали-юге, при абсолютном приоритете материальных благ, современному обществу в его отступническом состоянии элита не нужна. В Кали-юге элита сокрыта... Власть элиты нужна народу, чтобы превратиться из черни в человека... Цели Консервативной революции - напомнить о забытом Законе и создать условия для призыва элиты и власти".

В работе, которой стоит уделить внимание, дано весьма откровенное изложение философии: "Традиционалистское мировоззрение основано на признании Единого Бога, запредельного метафизическому Бытию и Небытию, являющегося метафизическим Всем" (Там же, стр. 21). Под "Богом" здесь подразумевается не личностный Бог-Творец, чье бытие не зависит от тварного мира, а совершенно растворенный в тварном мире, развивающемся в вечных циклах эманации, что есть основной отправной пункт уже внехристианского синкретизма - герметической философии, манихейства, неоплатонизма, а также заметный в индуизме и взятый теософией. Эту диаметрально противоположную христианству доктрину московские магистры "ордена элиты" фактически маскируют, намеренно отвлекая читателей земными экзотическими геополитическими прожектами "русско-германского" якобы органичного евразийского отпора "Океану".

Революция вообще прославляется как ниспровержение и разрушение, через которое возникает новое рождение и развитие - этакая череда эманаций, что противоположно христианскому толкованию вселенской истории, но является общим местом пантеистических систем, давно известным философам, в частности, буддизма и индуизма, и особенно нетрадиционных учений внутри них. "Элементы консервативной революции присутствуют в любом революционном движении, и в нем первоначальный энергетический импульс всегда традиционалистский".

Очевидно, что во всех религиозных системах провозвестники "Традиции" опираются исключительно на "диссидентские" течения, на религиозных нигилистов, особенно на тайные общества, которые как известно, питаются древними герметическими корнями - это и каббала, и "масонство", это ассасины, исмаилиты и суфийские ордена в исламе - они действительно являются единой цепью богоборчества. Сердцевиной этих учений обычно является неверие в личностного Бога-Творца и неразличение Бога и тварного мира, невольное или весьма осознанное смешение Добра и Зла до признания их иллюзорности или даже полной тождествнности. Цель христианской жизни - Спасение - подменена целью обретения не всем доступного "знания" и возвышения над профанами и освобождения от абсолютных понятий Добра и Зла, истины и Лжи, а значит универсальной этики. Универсализм доктрины сочетается с относительностью Добра и Зла.

Авторы перечисляют проявления в веках "консервативной революции", преемниками которых они себя называют:

Похожий материал - Учебное пособие: Психология Конспект лекций Богачкина Н А

1. "Христианское движение первых трех веков нашей эры. Реставрация духовности на территории Римской империи, в которой древнеарийский философско-религиозный монизм превратился в конгломерат верований, названный язычеством, название - профанически распространяемое современным мышлением на весь изначальный традиционализм".

Что же положило начало "профанации" и прекратило этот революционный "традиционалистский импульс" по мнению его сегодняшних адептов? - "Эта консервативная революция потерпела поражение самим фактом первого Вселенского Собора, с первой попыткой свести духовность в догмат... Поворотным пунктом этой конвервативной революции стала политизация христианства после ее провозглашения Константином государственной религией в Римской империи..." То есть традиционалисты видят врагом своей философии Христианскую Церковь с ее догматами и историческим бытием.

2. "Другой пример консервативной революции - возникновение и распространение эзотерического ислама - шиизма и различных суфийских тарикатов... VIII-XI вв. - века традиционалистской революции ислама... хотя верние слои исламского общества быстро перешагнули порог вырождения, официальная религия... превратилась в юридически-правовой иснтрумент власти... но традиционализм, привнесенный в исламский мир святыми в результате консервативной революции, до ХХ века приобщал к духовности народы исламского мира".

3. "Консервативная революция в идеологии Западной Европы середины XIX века была обусловлена распространением восточных эзотерических знаний западноевропейскими ориенталистами в интеллектуальных и университетских кругах. Традиционалистские воззрения и идеи (то есть пантеистичские, языческие, дуалистические - Н.Н.), целостно сохранившиеся в восточных традиционалистских системах, реставрировали западноевропейские древние традионалистские осколки, сохранившиеся в гротескном или уже непонятном состоянии в эпических, мифических, фольклорных формах или философских системах и ритуалах тайных обществ". Здесь, помимо лож вольных каменщиков, еще не совсем легализованных, явно имеются в виду кружки спиритизма, парапсихологии, оккультизма, проповеди Свами Вивекананды, и, конечно, А.Бизант и Е.Блаватская.

К-во Просмотров: 467
Бесплатно скачать Статья: Философия антиглобализма российских неоевразийцев