Реферат: Русский язык и основные наречия

Русский язык - это совокупность тех говоров, поднаречий и наречий, на которых говорит русский народ, т. е. известные племена и народности, объединенные общностью нравов, верований, преданий и самого языка. Язык - это один из наиболее существенных признаков, характеризующих народность в смысле культурного облика того или другого племени. Как всякий другой элемент культуры, принадлежащий более или менее обширному племени, язык разнообразится в зависимости от различных общественных, географических и прежде всего исторических условий.

Эти разнообразные оттенки языка, состоящие в различном произношении звуков, в замене одних звуков другими, в изменении грамматических форм и синтаксических оборотов, называются наречиями, поднаречиями, говорами. Различие между этими терминами вполне относительное: о наречиях говорят там, где имеется в виду противопоставить им язык, характеризующий более или менее значительную народность в ее настоящем или прошедшем; о поднаречиях - там, где требуется указать, что они, как части, связаны с целым, определяемым как наречие, в противоположении к еще более обширному целому, называемому языком и т. д. Строго говоря, каждая мелкая общественная группа имеет свой "язык": его можно назвать языком, когда о нем говорят безотносительно; его назовут говором, поднаречием, наречием, если потребуется определить его отношение к языку тех более крупных единиц, в состав которых входит эта общественная группа. Сравнение русского языка с церковно-славянским, сербским, польским, чешским и др. показывает, что он восходит вместе с ними к одному общему, не дошедшему до нас в письменных памятниках, языку; такой вывод стоит в связи с целым рядом исторических свидетельств, доказывающих происхождение всех славянских народов от одной общей племенной группы.

Русский язык, как и русский народ, можно назвать славянским наречием, славянским племенем, имея в виду, что этот народ и его язык входили некогда в состав того предполагаемого целого, которое впоследствии распалось на отдельные, дожившие до настоящего времени славянские племена и наречия. Язык этого общего предка всех славян принято называть в науке общеславянским; в свою очередь, он восходит к индоевропейскому праязыку, от которого произошли литовский, германские, латинский, греческий, древнеиндийский и др. языки. Славянское племя, еще до своего распадения на несколько племен, не могло сохранить полного единства в нравах и языке вследствие расселения на более или менее обширном пространстве. Таким образом еще в общеславянскую эпоху различались отдельные славянские наречия и говоры, отличающиеся между собой более или менее значительными звуковыми и другими особенностями. Но нам остается неизвестным, какие это были наречия, как именно они группировались и соответствовали ли они хотя отчасти современным разновидностям славянской речи.

История отдельных славянских наречий и, между прочим, русского, начинается со времени распадения общеславянской семьи. Вместо одного языка, явились три диалектические группы - южнославянская, западнославянская и, наконец, восточнославянская, объединившиеся впоследствии под общим именем русской. Ближайшего родства между русской группой и которой-либо из двух других групп доказать нельзя. Сравнительное изучение отдельных русских наречий приводит к восстановлению языка, общего некогда всему русскому народу, но уже с самого начала, с эпохи отделения от языка общеславянского, распадавшегося на отдельные наречия и говоры, неизвестные нам, впрочем, во взаимных их отношениях.

В течение отдельной своей жизни русский язык успел значительно измениться сравнительно с языком общеславянским: эти изменения, отразившиеся во всех русских наречиях, сближают их между собой, отличая вместе с тем от всех прочих славянских языков. Таковы, например, явления полногласия: произношение "борода" вместо общеславянского "борда" характеризует все русские наречия, между тем как в других славянских языках находим "brada" (церковнославянская "брада", сербская "брада", чешская "brada"), "broda" (польская и верхне-лужицкая "broda"). Точно так же общеславянские звуки "tj", "dj" в русском языке, во всем составе его говоров и наречий перешли в "ч" и "ж" ("хочешь", "межа"), между тем как в остальных славянских языках находим "шт" и "жд" (церковнославянские "хоштеши", "межда"), "с" и "з" или "dz" (польские "chcesz", "miedza") и др. С течением времени общерусский язык распался на несколько наречий, диалектических групп. Сравнительное изучение современных наречий дает возможность восстановить число этих групп и охарактеризовать их взаимные отношения.

Возможно вы искали - Доклад: Светотень

Деление русских говоров на великорусское, белорусское и малорусское наречия не может быть признано древним. Образование этих наречий стоит в тесной связи с образованием трех великих народностей, на которые распалось русское племя. Не подлежит сомнению, что народности эти сложились на памяти истории: нельзя говорить о белорусах, малороссах, великорусах в X или XI веке; но вместе с тем трудно сомневаться и в том, чтобы между древнерусскими племенами, о которых повествуют летописцы, не следовало различать более или менее обширных групп, объединявшихся, по своему географическому соседству, в языке и обычаях.

При этом весьма вероятно и то, что первоначальная группировка русских племен не соответствовала современной группировке русских говоров: сравнительное изучение великорусских и белорусских говоров приводит к убеждению, что великорусское наречие соединило говоры, принадлежавшие некогда к разным диалектическим группам. В этом наречии различаются южное и северное поднаречия. В первом из них неударяемые "о", "е" принимают окраску "а" и "ы" ("и"), при известных же условиях переводят в "а" ("я"), например, "вада", "сяло"; звук "г" произносится как звонкая придыхательная согласная, сходно с малорусским "г"; звук в склонен к переходу в "у" ("городОУ" вместо "городов"); звук "т" в третьем лице обоих чисел не отвердевает ("хОдить", "берУть"). Во втором, северно-великорусском, поднаречии "o" неударяемое остается без изменения, "е" неударяемое склонно к переходу в "о" ("сёлO"), звук "г" произносится как звонкая мгновенная согласная (как латинское g), звук "в" не переходит в "у" ("городOф" вместо "городов"); звук "т" в третьем лице обоих чисел отвердевает ("ходит", "берут").

Указанные здесь признаки южно-великорусского поднаречия, резко отличающие его от северно-великорусского, роднят его самым решительным образом с белорусским наречием: они прямо указывают на то, что южно-великорусские и белорусские говоры принадлежали ранее к одной диалектической группе, отличавшейся от той, которая соответствовала современному северо-великорусскому поднаречию. Вместе с тем, однако, можно указать на некоторые черты языка, общие обоим великорусским поднаречиям и чуждые говорам белорусским: таковы, например, переход "ы" в "о" перед "й" ("мою" вместо "мыю"; "простой" и "прастой" вместо "простый") или образование именительного множественного на "а" вместо "ы" ("города", "дома").

Вот почему надо признать, что некогда южно-великорусские и белорусские говоры составляли одну диалектическую группу, а по ее распадении, одна часть ее образовала белорусское наречие, а другая, примкнув к северно-русской группе, составила, вместе с нею, наречие великорусское. Различие между малорусским наречием, с одной стороны, великорусским и белорусским - с другой, гораздо значительнее, чем различие между великорусскими и белорусскими говорами: ясно, что древнерусские говоры, соответствующие малорусскому наречию, составляли одну диалектическую группу. Имея в виду, что история русского народа не свидетельствует о слишком значительных передвижениях русских племен в тех пределах, в которых их застают IX - X века, можно с уверенностью утверждать, что первоначально русский язык распадался на три большие диалектические группы: южную, сидевшую на юго-западе Европейской России, среднюю, занимавшую среднюю ее часть, и северную, заселявшую север.

Памятники языка удостоверяют, что уже в XI и XII веках выступали наружу те звуковые особенности, которые в настоящее время характеризуют русские наречия: смена "ч" и "ц", столь обычная теперь на севере, встречается уже в древнейших рукописях Новгородской и соседних областей; переход "е" (нижнего подъёма переднего ряда) в "и", смешение "ы" и "и" - черты, свойственные современным малорусским говорам - встречаются уже в памятниках XII века, писанных в Киевской и Волынской землях; в самом начале XIV века мы встречаем в одном из говоров средней диалектической группы сильное аканье, т. е. переход "о" в "а" и "е" в "я". Таким образом, на основании свидетельства древнейших письменных памятников можно предполагать исконное деление русского языка на три диалектические группы.

Похожий материал - Реферат: Языкознание в России

История народа подтверждает такое деление: южные племена, соответствующие современным малорусским, начиная с конца XII столетия, живут отдельной от остальных русских племен жизнью; северные племена, вместе с восточной отраслью племен среднерусских, образуют, с течением времени, Московское государство, а западная отрасль последних племен входит в состав государства Литовско-Русского. Усиление политических центров в Средней России - на востоке в бассейне Оки, на западе в бассейне Западной Двины, - стоит в тесной связи с распадением политического союза, объединившего под руководством князей Рюриковичей все земли, занятые русскими племенами.

Результатом падения Киева, вызванного не столько внешними, сколько внутренними причинами, было тяготение среднерусских племен к двум противоположным центрам новой областной жизни, сменившей прежний племенной быт. Сначала только некоторые, а впоследствии, в силу исторических условий, все восточные племена среднерусской группы потянулись к Владимиру и Москве, между тем как западные племена этой группы примкнули к Полоцкой земле, где уже издавна, вследствие благоприятных условий, были заложены основания новой, чуждой древней Руси, государственной жизни. - Москве, вокруг которой сосредоточились сначала лишь некоторые северные и среднерусские племена, удалось, - благодаря естественному тяготению других родственных племен к центру, имевшему сначала областной, а потом и государственный характер, - объединить всю страну, занятую северной группой и восточной отраслью среднерусской группы.

В самой Москве образовалось новое наречие, совмещавшее особенности среднерусских и северных говоров: от первых оно заимствовало гласные (акание), от вторых - согласные (например, "г" равна латинскому "g"). В бассейне Оки, сначала вокруг Владимира, а потом Москвы, стала образовываться великорусская народность, причем и язык обеих, некогда обособленных диалектических групп, начал переживать общие явления: в целом ряде пограничных местностей, а также в областях вновь колонизованных, стали образовываться смешанные говоры, между тем как особенности московского наречия проникали, благодаря культурным влияниям, в города и областные центры. В результате, в области, занятой великорусской народностью, получилась довольно пестрая смесь различных говоров; понять ее возможно только при историческом изучении каждой местности.

Полоцкая область, объединившая среднерусские племена с некоторыми северными и южными русскими племенами в бассейнах Березины и Припяти, уже по самой разноплеменности этнографического своего состава, была призвана к политической жизни; тесный союз русского ее населения с Литвой обеспечил рост нового государства. Благодаря ему окрепла белорусская народность; западные ветви среднерусского племени получили при этом полный перевес над другими элементами и расширили свое влияние к северу (Псковская область).

Центр древнерусского племенного союза, Киев, после распадения союза не скоро получил возможность стать областным и государственным центром: для этого потребовалось литовское завоевание. Центрами областной жизни Южной Руси стали Галич и Владимир-Волынский: эти города были, по-видимому, местом столкновения двух главных племен южнорусских, - северных и южных; отсюда их областное (а не только племенное) значение и их политический рост. Современный малорусский язык сохранил ясные указания на двойственность главных элементов, которые отразились в его наречиях и говорах: рядом с северо-малорусским наречием мы находим украинско-галицкое наречие, имеющее несколько значительных разновидностей.

Очень интересно - Реферат: Компьютерный жаргон

Наиболее резко отличается от прочих разновидностей восточно-украинское наречие, в котором меньше всего точек соприкосновения с северно-малорусскими говорами (ср. "i" из "о", постоянно смягчающее согласные; средний звук между "ы" и "и"; мягкое "р"; мягкое "т" в 3 л. ед. числа и мн. др.). Имея в виду, что население современной Полтавщины и Слободской Украины, вероятно, пришло главным образом из так называемого Побережья, т. е. из местности между Днестром и Бугом, до сих пор весьма населенной, восточно-украинские говоры можно признать наиболее характерными представителями южно-малорусского наречия. Западно-украинские и галицкие говоры представляют своеобразные сочетания южно-малорусских звуковых черт с северно-малорусскими.

Соображая все это, следует заключить, что современные малорусские говоры восходят к двум древним малорусским наречиям - северному и южному; отражая эти наречия лишь частью в первоначальной чистоте, большая часть малорусских говоров представляет смешение обоих типов, с явным, впрочем, преобладанием южного типа. Смешанное население положило основание малорусской народности, подобно тому, как великорусская народность явилась результатом столкновения нескольких среднерусских и северных племен. Как великорусская народность образовывалась в связи с политическим ростом государства в бассейне Оки, так точно начало развития народности малорусской стоит в тесной связи с государственной деятельностью Даниила и его преемников: при них начало оседать население, пришедшее в брожение вследствие татарского нашествия. Современный состав русских говоров в значительной еще степени отражает судьбу отдельных областей древней Руси. Как указано выше, великорусское наречие делится на два главных поднаречия - северное и южное.

Южно-великорусское наречие

Южно-великорусское наречие обнимает современные губернии Рязанскую, Тамбовскую, Тульскую, Орловскую, Калужскую, некоторые части Смоленской, Курской и Черниговской; кроме того, южно-великорусские говоры, как мы видели, занимают значительную часть Московской и Тверской губерний; равным образом они распространены в губерниях, колонизованных южно-великоруссами одновременно с северноруссами (см. выше). Колонизация южных окраин Московского государства шла из пограничных с степью местностей: вот почему в Воронежской губернии, в Области Войска Донского, наконец в Новороссии мы встречаем население, говорящее по-южно-великорусски. Весьма трудно установить западную границу южно-великорусского наречия, так как на западе оно соседствует здесь с родственным по происхождению наречием белорусским: отличительными признаками белорусских говоров следует признать только дзекание и отвердение "р". Рассмотрим затем отдельно некоторые окраины южно-великорусского наречия. Рязанская земля представляется заселенной уже в XI веке: это удел младшей линии черниговских князей. Весьма вероятно, что они последовали в эту страну за русским населением, оседавшим среди финского племени; следовательно, Рязань колонизована тем русским племенем, которому принадлежали и Курск и Елец, т. е. племенем, сидевшим в княжествах Новгород-Северском и Черниговском. Трудно допустить, чтобы заселение Рязани шло только с запада и северо-запада, из губерний Тульской и Калужской. В конце XI века земли по верхнему течению Оки еще не были вполне покорены русскими князьями; сохраняя свою племенную обособленность, вятичи вряд ли могли пуститься в колонизационное движение и остановить, - по крайней мере собственными силами, без содействия северян, - распространение северно-руссов, уже в IX веке дошедших до нижнего течения Оки (Муром). Во всяком случае, господствующим русским племенем в Рязани были среднеруссы: язык до сих пор роднит рязанцев с туляками, калужанами и белорусами, свидетельствуя об их одноплеменности. Позднейшая судьба разъединила эти части среднерусского племени, но резкие звуковые отличия, например акание, до сих пор свидетельствуют о их бывшем единстве. Большая часть Тульской губернии (кроме южных ее уездов), Калужская губерния и северная часть Орловской губернии были в древности заселены упомянутыми выше вятичами. Это племя, вместе с радимичами и, вероятно, также дреговичами (сидевшими на западе от радимичей), в древности на местах своих первоначальных поселений, примыкало, по-видимому, к польским говорам, с которыми пережило некоторые общие фонетические явления (дзекание): намек на это находим у летописца, который выводит родоначальников вятичей и радимичей, - Вятка и Радима, - от ляхов. Впоследствии эта звуковая черта, под влиянием соседних говоров (северян, граничивших с вятичами с юга и востока), почти совсем исчезла, оставив слабые следы, например, в Мещовском уезде, где до сих пор известно произношение "зля" вместо "для". Смешанный характер современных калужских говоров сказывается и в других чертах: рядом с сохранением "ы" в "мыю", "рыю" или переходом его в "э" ("мэю", "рэю") известно произношение "ой" вместо "ый" в им. ед. мужского рода имен прилагательных ("прастой", "сляной"); это "ой", очевидно, заимствовано из других говоров. Тем не менее отсутствие дзекания прямо указывает, что население указанных губерний было втянуто в сферу влияния говоров, образовавших южно-великорусское наречие. В Черниговской, Курской и части Орловской губернии сохранились древние северские говоры, в первой - в смешении, а во второй - в соседстве с говорами малорусскими: разреженное после татарского нашествия население Северской земли должно было разделить свои земли с новыми колонистами, шедшими сначала из Полесья, а впоследствии потянувшими с юго-запада. Наплыв этих новых элементов начался в эпоху литовско-русского владычества над этими землями. На время почти все земли родственных между собой вятичей, радимичей и дреговичей были соединены в одно политическое тело: рука литовско-русских князей доходила и до Ельца, но в скором времени Одоевские, Носильские, Мценские, Мезецкие (Мещовские), Мосальские князья принуждены были покориться Московскому государству. В Смоленской земле сходились некогда севернорусские и среднерусские поселения: это видно как из того, что сам Смоленск признается в летописи кривическим (севернорусским) городом, так и в особенности из того, что северные уезды Смоленской губернии (Поречский, Бельский, Духовищинский) сохранили до сих пор в своем говоре севернорусскую черту - цокание. Среднеруссы южной и восточной части Смоленской земли рано подпали под влияние восточных (северских) говоров и утратили некоторые типические черты в своем языке; напротив, в западной части сохранились дзекание и твердое "р", что и заставляет делить Смоленскую губернию между белорусами и южно-великоруcсами.

Северно-великорусское наречие

Северно-великорусское наречие слышится в областях частью издавна населенных новгородскими славянами и родственными им кривичами, частью уже в историческое время колонизованных теми же племенами. В Европейской России сюда относятся губернии Новгородская, Санкт-Петербургская, Олонецкая, Архангельская, Вологодская, Костромская, Ярославская, Владимирская, Вятская и Пермская. На этом громадном пространстве резко выделяется целый ряд местных говоров, но до сих пор их не удалось сгруппировать в более или менее обширные деления.

Попытка различить в северно-великорусском наречии востока и запада поднаречия встретила серьезные затруднения в звуковых данных; это обстоятельство стоит, конечно, в связи с тем, что новгородская колонизация долгое время шла на север и восток почти беспрерывно. К югу от указанного пространства тянутся с одной стороны области, где проходит древняя граница между севером и среднерусскими говорами, а с другой - области, сравнительно недавно колонизованные Владимирским и затем Московским государством, а потому до сих пор представляющие пеструю смесь обоих элементов, образовавших Владимир и Москву: северного (северно-великорусского) и среднерусского (южно-великорусского).

Вам будет интересно - Доклад: Ошибка ошибке рознь…

К областям, где издавна проходила граница между обоими русскими наречиями, принадлежат современные губернии Псковская, Тверская и Московская. Псковская губерния только в северной своей части принадлежит к области северно-великорусского наречия. Окают (говорят на "о"), кажется, только в Порховском уезде; в Псковском и Островском уездах замечается уменьшение северно-русских и среднерусских (белорусских) особенностей: здесь акают и якают ("вадА", "вядУ"), смешивают "в" и "у", изменяют "г" в конце слов на "х" ("парoх" вместо "порог", Псковcкий уезд), произносят "э" вместо "ы" ("мэю", Островский уезд), употребляют мягкое "т" в 3 л. ед. и мн. (работают), но рядом со всеми этими среднерусскими чертами наблюдаются и севернорусские: "г" произносится как лат. "g" (а в Островском уезде оно переходит в конце слов в "к": "сапок"), в родительном падеже единственного числа вместо "ого" говорят "ово", "ова" ("явO", "худOва"), вместо "ч" употребляют твердое "ц" (цокают). Говор южных уездов - Великолуцкого, Опочецкого, Холмского, Торопецкого можно причислить к белорусским, хотя и здесь встречаются черты, заимствованные из северно-великорусского наречия: цокание, произношение "г" как латинского "g".

История Псковской земли объясняет все разнообразие ее говоров: здесь происходила борьба новгородского влияния с слиянием Литовско-Русского государства. Сначала, Псков - пригород Новгорода Великого, но частью уже с XIII века и постоянно с начала XIV века он принимает к себе князей литовских. Вероятно, что эта борьба была следствием столкновения между двумя русскими племенами - древними поселенцами Псковского края, кривичами, и населением, двигавшимся с юга, из Полоцкой земли. Только такое предположение объяснит те резкие отличия псковского говора от новгородского, которые уже для XIV века указаны Соболевским.

В самой Новгородской области происходило столкновение между обеими народностями: в XV веке население юго-западной ее окраины тянуло к Литовско-Русскому княжеству, и смесной суд новгородского и литовского тиунов для Великих Лук был обеспечиваем договорами. Соседняя с Псковской Тверская губерния представляет такой же пестрый состав русского населения. Северо-западные ее уезды (Вышневолоцкий, Осташковский, Старицкий, Тверской) акают, а юго-западные (Зубцовский и в особенности Ржевский) имеют ряд типических белорусских особенностей (здесь, между прочим, дзекают, т. е. произносят "т" и "д" как "ц" и "дз"). Напротив, северный и восточный уезды (Бежецкий, Калязинский, Корчевской, Кашинский) принадлежат к области северно-великорусского наречия.

Область, занимаемая Тверской губернией, соответствует области древнего Тверского княжества: образование его относится к XIII веку, а наибольший политический рост - к следующему XIV веку. Нет сомнения, что здесь произошло столкновение древних поселенцев - кривичей (занимавших не только верховья Волги, но также бассейны верхних ее притоков - Мологи и Шексны) - с новыми поселенцами, шедшими с запада и юго-запада. Появление этих элементов у верховьев Волги стоит в тесной связи с брожением среднерусских племен, которое было вызвано нашествием татар: усилив древнее население этих местностей, новые пришельцы содействовали образованию самого Тверского княжества, которое, вскоре после татарского нашествия, получает преобладающее значение в Северо-Восточной Руси.

В Московской губернии издавна сходились поселения севернорусские (с севера и востока) и среднерусские (с юга и запада). В настоящее время среднерусские акающие говоры в значительной степени расширились на счет севернорусских окающих, в северной части Московской губернии: в Волоколамске, - этой древней новгородской колонии, - акают; новгородские выходцы, вероятно, ассимилировались тем самым новым поселенцам, которые в Тверской земле с юга и запада потеснили кривичей. Граница южного великорусского и северно-великорусского наречий проходит теперь на восток от Москвы: наблюдатели указывают, что в самом Московском уезде по Ярославской дороге население еще не так давно говорило на "о"; в Дмитровском и Богородском уездах окающие говоры имеют до сих пор значительное распространение.

Похожий материал - Реферат: Проблема речевых жанров

Сама Москва до сих пор оказывается на границе двух или нескольких русских племен: на востоке от Москвы окают, на юго-востоке и западе господствуют весьма отличные друг от друга, хотя и одинаково акающие наречия. Являясь естественным центром, Москва не навязывала своего языка и народности примкнувшим к ней областям; напротив, она восприняла их говоры и племенные черты. В результате Москва образовала свое особенное наречие, соединившее звуковые черты тех главных наречий, которые сталкивались у ее стен: заимствовав из среднерусского наречия вокализм (гласные), московское наречие получило свой консонатизм (согласные) от севернорусского наречия: в Москве акают, но "г" произносят как латинское "g" (а в конце слова как "к"), изменяют "г" на "в" в род. ед. местоимений и прилагательных, не смешивают "у" и "в", имеют твердое "т" в 3 лице единственного и множественного числа и т. д. Итак, московский говор трудно признать среднерусским или севернорусским. Это - говор великорусского наречия, главный и типический его представитель. Москва стала центром новой народности - великорусской; содействовав сближению наречий среднерусского и севернорусского, она положила основания государственного и общего литературного языка.

Пределы севернорусского наречия простирались некогда южнее, чем теперь. Летопись сохранила указание на то, что Муром примыкал к союзу севернорусских племен, призвавших князей. Действительно, и в настоящее время Муромский уезд Владимирской губернии принадлежит к области северно-великорусского наречия, но политически он в удельный период тянул к Рязани. Это явление указывает, вероятно, на то, что Ока была некогда границей северной и среднерусской колонизации, но среднеруссы, вследствие благоприятных политических условий, перешли местами и за нее. Это особенно ясно при изучении говоров заокской части Касимовского уезда, где профессор Будде обнаружил существование севернорусского наречия, испытавшего на себе среднерусское (южно-великорусское) влияние: очевидно, что древние поселенцы ассимилировались новому притоку русского населения, шедшего с юга или запада.

Среднее Поволжье (современные губернии Нижегородская, Казанская, Симбирская) было колонизовано под охраной сначала Владимирского, а потом Московского Великого княжества и царства. Состав новых поселенцев, среди которых находим представителей обоих племен, образовавших великорусскую народность, показывает, откуда шла колонизация. В названных губерниях встречаются частью акающие, частью окающие говоры; там же образовались смешанные говоры, соединившие различные севернорусские и среднерусские черты (например, акание, но при этом произношение "г" как латинского "g", твердое "т" в 3 лице, стяжение "ае" в "а"). Такие же разнообразные говоры представляют местности к югу от этих губерний - Пензенская, Саратовская и соседние с ними с востока губернии.

Белорусское наречие

Белорусское наречие - это прямой потомок той ветви северно-русского наречия, которая, как мы видели, соседила издавна с польскими говорами и пережила вместе с ними некоторые общие звуковые явления (дзекание). Восточные говоры среднерусской семьи рано отошли в сферу влияния восточной ветви среднерусского наречия; напротив, западные племена (дреговичи, радимичи и часть вятичей), пользуясь, вероятно, приливом населения из опустошенной татарами Северщины, образовали в союзе с Литвой особое государство и слились в одну народность. Одно время белорусы могли начать поступательное движение к северу и северо-востоку: они поглотили полоцких кривичей, о котором свидетельствуют цокающие говоры Себежского, Велижского, Витебского и Городокского уездов Витебской губернии и оттеснили кривичей в Псковской и Тверской земле (см. выше).

К-во Просмотров: 109